IT-бизнес: Мы будем отстаивать поправки к закону о льготах

25.11.2011

Президент Украины Виктор Янукович подписал закон N5091-VI О внесении изменений в раздел XX Переходные положения Налогового кодекса Украины относительно особенностей налогообложения субъектов индустрии программной продукции (законопроект N9744).

Андрей Бирюков, первый заместитель главы Совета по конкурентоспособности индустрии информационно-коммуникационных технологий Украины, рассказал корреспонденту ЛІГАБізнесІнформ о том, что дает отрасли этот закон.

- На сайте президента появилась информация о подписании первого из двух законов о налоговом эксперименте в IT (законопроект N9744). Вам известно, подписал ли этот документ спикер Владимир Литвин, который собирался подать в отставку?

- Президент не может подписать закон без подписи спикера, такова процедура. Следовательно, подпись Владимира Литвина под данным законом есть.



- Что произошло со вторым проектом о налоговом эксперименте (законопроект N8267), который шел в паре с упомянутым выше?

- Его не приняли по техническим причинам. Близились парламентские каникулы, оба законопроекта были возвращены в парламент с замечаниями президента. По процедуре проекты должны были пройти через соответствующий парламентский комитет, который и может их рекомендовать для принятия. Комитет по вопросам финансов, банковской деятельности, налоговой и таможенной политике рассмотрел законопроект N9744 и рекомендовал для принятия с поправками президента, а Комитет по науке и образованию, который является отраслевым для законопроекта N8267, по каким-то причинам этого сделать не успел. Потому рассмотрение проекта N8267 было просто перенесено. Парламент собирается в сентябре. Думаю, тогда этот проект и будет рассмотрен комитетом и проголосован в сессионном зале.
Понятно, что эти два закона должны идти в паре. Законопроект N8267, который сейчас находится в Комитете науки и образования, не менее важен. Он содержит нормы о том, как государство должно поддерживать отрасль, определяет методы, цели  и способы господдержки.

- Отраслевой совет доволен окончательной редакцией подписанного президентом закона?

- Законопроекты создавались как отражение мнения топ-менеджмента  IT-отрасли с учетом мнения соответствующих органов исполнительной власти. В существующем виде закон отражает интересы отрасли лишь наполовину, а возможно и существенно меньше. Основные идеи эксперимента содержались в нормах о нагрузке на фонд заработной платы в виде единого социального взноса и налоге на доходы физических лиц, которые в новой редакции проектов были отклонены. Но мы будем делать все, чтобы эти нормы в конечном итоге отстоять. Потому что, думаю, большинство компаний отрасли вряд ли пойдет на такой урезанный режим господдержки.
(в первоначальном варианте законопроект N9744 содержал норму об отмене НДС, снижении ставки на доходы предприятий до 5%, а также льготную ставку налога на доходы физлиц (5% вместо действующих 15% и 17%); в последней редакции документа пункт о льготной ставке налога на доходы физлиц был исключен, - ред.)

Эксперты уже подготовили соответствующие поправки к закону, который подписал президент. Далее идет процедура внесения этих поправок - это процедура техническая, но она должна быть выдержана и может занять какое-то время.

- Какие поправки предложены?

- Суть поправок состоит в том, чтобы сохранить 5% подоходного налога на работников IT-компаний и дать более точное и емкое определение понятию программная продукция. Также поправки касаются отклоненной нормы о едином социальном взносе, которая была согласована с премьер-министром Украины.
(норма о снижении ставки единого социального взноса содержалась в исходном варианте законопроекта N8267, в частности, сумма взноса для IT-компаний должна была составить две минимальные зарплаты, установленные на день начисления взноса (сегодня около 2188 грн.), умноженные на число работников; президент рекомендовал исключить эту норму из проекта, - ред.)
- Как вы считаете, налоговая сможет разобраться с реестром и правильно отобрать участников для IT-эксперимента? Может, не стоило исключать ведомство Семиноженко из этого процесса? Насколько велики коррупционные риски при новой схеме работы?

- У нас в стране, к сожалению, сложилось мнение, что любая новация рассматривается сквозь призму чьих-то корыстных интересов. Нас к этому приучила реальность. В первой версии проекта предполагалась обоюдная ответственность - и налоговой, и центрального органа исполнительной власти в сфере информатизации. Налоговая должна заниматься администрированием налогообложения, у нее нет ни опыта, ни штата для определения специфики деятельности IТ-компаний. Поэтому идея была в том, чтобы к этому привлечь профессионалов.

Должен существовать специальный орган, к которому могут апеллировать и налоговая, и потенциальный участник программы. Вы пришли в налоговую, и налоговый инспектор не смог или не захотел разобраться, это ведь не его функция. А вот вывод агентства был бы весомым аргументом при возникновении разночтений.

Что может получится сейчас? Вы обратились в налоговую - и это истина в последней инстанции. Вам теперь куда? Только в суд. А как работают наши суды мы знаем. По крайней мере, это может затянуться на год и более. Изначально в законе было прописано, что вся процедура взаимной переписки ведомств занимает месяц, в течение которого вы получите окончательный вердикт: сможете или не сможете работать по специальному режиму.

- На пресс-конференции, которая проходила в ЛІГАБізнесІнформ, глава Совета Игорь Лисицкий сказал о попытках встретиться с президентом. Встреча состоялась?

- Нет, встреча не состоялась. Мы бы хотели получить возможность апеллировать напрямую к главе государства, но, уверен, таких желающих очень много. В АП есть определенная процедура. Наивно было бы полагать, что мы объявили о желании встретиться с президентом, и буквально на следующей неделе президент нас принял. Говоря о встрече, мы в большей степени ориентировались на возможность прямого диалога со специалистами и экспертами АП, чего не получилось ранее. Постфактум этот диалог состоялся.

Сейчас мы свое видение, свою позицию облекаем в форму соответствующих поправок к закону.

- Что же все-таки произошло? Почему в АП не услышали ваше мнение?

- Не говорю, что там что-то произошло. Считаю, что они отнеслись к анализу законопроектов достаточно формально. Не было услышано мнение рынка. Мы передавали информацию, наши расчеты, методики, аргументы и объявили о готовности провести встречи и входе них донести свою позицию. На тот момент наша позиция не была услышана.

Считаю, что президенту была предоставлена односторонняя информация. В выводах экспертов АП звучали достаточно непонятные цифры. Мы хотели услышать аргументацию по этому поводу. Свои цифры мы были готовы аргументировать, но хотели бы слышать и контраргументы. Но этого не произошло. Считаю, что это показатель несовершенства диалога бизнеса и, в частности, Координационного центра по реализации экономических реформ, как консультативно-совещательного органа при главе государства.

Была такая рубрика в советской Литературной газете - Если бы директором был я. Если бы я представлял данный координационный центр, я бы, как минимум, встретился с экспертами, представителями рынка и услышал их мнение. Выводы вырабатываются в диалоге.